Архив рубрики: Казан, мангал и другие мужские удовольствия

Классический «пирожок»

Классический «пирожок»

2 кг
баранины или свинины,
300 грамм курдючного сала или растительного масла
без запаха
1 , 5 кг картошки
Соль, зира, красный перец острый
и неострый, сухие травы
А сейчас поговорим о блюде, в котором казан
открывает нам еще одну свою способность – запекать.
Возьмем пару
килограмм хорошей баранины: корейку, седло барашка (поясничную часть), или
верхнюю часть задних ног. Временно отсутствующую баранину можно заменить
свининой, но мясо не поросенка, а вполне зрелого животного. Оценив количество
жира на мясе, возьмем немного курдючного сала – так, чтобы в итоге у нас из мяса
и сала вытопилось бы грамм 250 масла. Если нет сала, заменим его растительным
маслом без запаха. В случае, если нам в руки попала жирная свинина, можно
обойтись и вовсе без масла [6].
Картошку почистим и сделаем глубокие
надрезы – для того, чтобы она лучше пропиталась маслом и мясным соком. Если
картошка уж слишком крупная, то разрежем ее пополам, а нет, оставим
целой.
Мясо порежем крупными кусками, по 200 – 250 грамм.
На
дно холодного казана уложим сало, порезанное кубиками, или любым другим
способом, для нас самое главное – все дно казана должно быть выложено салом. А
если готовим без сала, но с маслом, то действовать надо так: прокалить масло с
одной луковицей, как это делается во всех узбекских блюдах, а потом дать ему
остыть, поскольку если положите картошку в кипящее масло, то она у нас
тривиально пожарится, а это не входит в наши планы.
Поверх сала или
масла уложим картошку, которую подсолим и посыплем приправами (но не слишком
«густо»).
Все куски мяса посолим со всех сторон и тоже пересыплем
сухими травами.
Если среди мяса окажутся кусочки с косточками, то их
укладываем первыми, а уж кусочки мякоти поверх костей. Должна получиться как бы
«мясная крышка» для картошки – сок с мяса будет пропитывать картофель, а само
мясо – готовиться на парах от воды и жира.
Уложив все красиво в казан
(он должен быть наполнен не более чем на 2 /3 ), закроем его как можно более
плотно. Крышку даже хорошо бы придавить грузом.
Ставим на огонь:
вначале, в первые 20 – 25 минут, дадим сильный огонь, так, чтобы растопилось
сало и все содержимое как следует нагрелось, вплоть до крышки, а затем огонь
убавляем до уровня «чуть выше среднего». Теперь надо запастись терпением минимум
на пару часов [7].
И вот
наконец открываем казан! Мясо отложим в сторону, а запеченный с одной стороны до
красной корочки картофель выкладываем на большое круглое предварительно
подогретое блюдо. После этого мясо возвращаем обратно в казан, перемешиваем его
в масле, так, чтобы оно как следует пропиталось, и выкладываем поверх картофеля.
Оставшимся маслом поливаем все блюдо и подаем.
При подаче все можно
посыпать зеленью и сбрызнуть лимоном. Хорошо отдельно подать сырой лук, который
следует нарезать тонкими кольцами и промыть под проточной водой, а потом
посолить и сдобрить столовым уксусом. Будет очень вкусно, несмотря на
спартанскую простоту!
Этот удивительный «пирожок» – довольно недавнее
изобретение. Оно появилось на свет буквально лет 10 – 15 назад, но мгновенно
стало невероятно популярным во всем Узбекистане, очевидно, благодаря своей
простоте и «надежности»: его невозможно испортить, оно всегда получается
одинаково вкусным.
А вот история этого изобретения, которую я слышал
непосредственно от одного из авторов.
В Маргилане, в одной чайхане на
окраине города, раз в неделю собиралась компания друзей – бывших одноклассников.
Там они готовили себе ужин, выпивали водочки и беседовали о жизни. Мальчишник,
одним словом. Поскольку о меню предстоящего ужина условиться заранее было
невозможно, то поступали следующим образом: каждый из этих семи или восьми ребят
по дороге покупал что-нибудь одно, что ему понравилось более всего. Увидел рыбу
– купил рыбу, увидел хорошие яблоки – купил яблоки. Случалось порою и так, что
все семеро приносили только лепешки! Что ж – пили чай с лепешками… Но в
большинстве случаев из принесенных продуктов все-таки «складывалось» некое блюдо
либо что-то «сочинялось» прямо на ходу.
А однажды в чайхану на встречу
пришли только двое друзей: один принес картошку, а другой – мясо. Ждали-ждали
они остальных, но никто не подходил, и тогда было решено начать готовить, а если
кто-то, опоздав, еще чего принесет, то добавить «на ходу». Ну и опустили они в
казан картошку и мясо, закрыли все крышкой, развели огонь…
Тут кто-то
из знакомых, сидящих за соседним дастарханом, пригласил их на рюмочку с пловом,
потом еще кто-то позвал попробовать новое блюдо… Одним словом, когда они
вспомнили, что у них в казане над огнем лежат продукты, было уже довольно поздно
и стемнело.
В полной уверенности, что все безнадежно испорчено, друзья
приоткрыли крышку казана. Один из них, принюхавшись к запаху, заметил: «А
пахнет-то пирожком!…» Надо сказать, в ту пору общепит баловал студентов и просто
горожан пирожками с картошкой, которые жарили в казанах, наполненных маслом, на
всех улицах города. Попробовали – вкусно! Едва ли не пригорелая, вроде бы,
картошка, выглядящее очень сильно прожаренным мясо, – а вкусно!
Так за
этим блюдом и укоренилось название «Пирожок»!
Конечно, теперь рецепт
несколько усовершенствован, выверен, но идея та же самая: только картошка и
только мясо…
Разберемся, по горячим следам, что же именно делал наш
казан в этот раз? На первом этапе мы дали ему хорошо прогреться. И казану, и
всем продуктам, находящимся в нем, одновременно – ведь нагрев в казане,
благодаря его толстым, массивным стенкам и широкой площади, охватываемой
пламенем, происходит буквально со всех сторон, за исключением разве что крышки.
И, благодаря тому, что в этот раз в казане было мало влаги (только та, что в
мясе), а температура – существенно выше 100 градусов, продукты уже не тушились,
не парились, а запекались! Итак, наш казан может не только жарить, тушить,
парить, но еще и запекать. Не случайно его европейского собрата называют dutch
oven (голландская печь).
Давайте, не откладывая, поговорим еще о
нескольких блюдах, где используется такой же кулинарный прием. Можно даже
сказать, что это будут не то чтобы какие-то принципиально новые блюда, но
вариации нашего «пирожка».

Бараньи ребрышки с луком

Бараньи ребрышки с луком

150 г
бараньего сала (очень желательно именно курдючного)
или 120 г хорошего
растительного масла без запаха
600 – 700 г бараньих
ребрышек
500 г лука
Соль, зира, семена кориандра
В
разогретый казан, который стоит на среднем огне, опускаем баранье сало,
порезанное кубиками со стороной примерно полтора сантиметра. Не перемешиваем!
Ждем, когда сало начнет плавиться. Увидев, что нижняя часть кусочков сала
пожелтела, переворачиваем их на другую сторону. После того как сало превратилось
в небольшие золотистые выжарки, плавающие на поверхности изрядного количества
масла, вынимаем их шумовкой и откладываем на небольшое блюдечко – они очень
скоро пригодятся [1]!
Проделанную операцию – обязательную
для процедуры приготовления очень многих блюд в казане – в дальнейшем будем
обозначать просто двумя словами: «вытопить сало».
Если мы готовим на
масле, а не на сале, то нальем масло в казан, дадим ему хорошо нагреться – до
сизого дымка (не до приезда пожарных, а до легкого дымка, я же сказал!) – и
опустим в казан небольшую очищенную луковицу целиком. Пусть она обжарится и
станет темно-красной со всех сторон, затем выловим ее шумовкой и выкинем. А эту
стандартную операцию с маслом отныне будем называть «прокалить
масло».
Пока масло в казане (вытопленный из сала жир мы тоже будем
называть маслом, договорились?) нагревается еще минут пять на небольшом огне, мы
успеем проделать одну важнейшую операцию. А именно: присолим слегка выжарки,
посыплем их тонко порезанным луком, который тоже слегка посолим, нальем себе и
товарищам (если они присутствуют на кухне или поблизости от нашего очага) по
чуть-чуть водочки – и закусим этими самыми выжарками!
Подкрепившись,
добавим огня под казаном до максимума и опустим в кипящее масло бараньи
ребрышки.

Кориандр

Если мясо размороженное, выньте его из миски, на
дне которой уже скопился выделившийся сок, и опустите в казан только после того,
как остатки сока тоже стекут. Этот сок пока не выливать! Как только мясо
обжарится и в ход пойдут овощи, содержащие много влаги, мы добавим этот сок к
мясу – в нем сосредоточен вкус, который нам терять совсем не
след.
Шумовка должна быть наготове: в кипящем масле нижняя сторона
ребрышек зарумянится моментально, а нам надо, чтобы ребрышки были румяными со
всех сторон. Поэтому мы их быстренько перевернем на другую сторону и вообще в
первую минуту будем мешать их довольно часто, со вниманием осматривая, чтоб всем
им досталось масла и жара одинаково. Однако очень скоро можно будет мешать их
пореже. Всего же наши ребрышки будут обжариваться минуты три-четыре. Если вы
задумали приготовить за один раз ребрышек побольше, то, соответственно, вам
понадобится минут пять-шесть [2].
Но вот как только на ребрышках
начнут заголяться косточки, так тут нам пришло время вспомнить и об остальных
ингредиентах. Что там у нас? Зира?
Итак, пора опускать зиру – зира
должна, как и любая ароматная специя, соприкоснуться с горячим маслом, чтобы
передать свой вкус и аромат именно маслу. В масле ароматные вещества
растворяются лучше всего. Кориандр – вслед за зирой, и немного соли. Перемешаем
[3].
Вот теперь самое время
опускать лук. А лук должен быть порезан кольцами или полукольцами – так он
отдаст блюду все свои соки.
Чтобы лук выделил больше сока, мы уложим
его поверх мяса, слегка посолим, ничего уже перемешивать не станем, убавим под
казаном пламя до уровня ниже среднего (уберем несколько поленьев, если готовим
на дровах) и накроем казан металлической миской [4].
Поверх такой миски можно поставить
какой-нибудь груз, например, блюдо, на котором мы собираемся подавать наши
бараньи ребрышки. Заодно и блюдо прогреется – это будет очень нелишним, особенно
если дело происходит за городом в прохладную погоду. А теперь подождем. Минут
тридцать – сорок – это зависит от возраста барана, из которого мы готовим, и,
разумеется, от количества продуктов в казане. Огонь пусть будет ниже среднего,
даже ближе к минимальному – чем спокойнее и дольше наши ребрышки будут
готовиться, тем нежнее и вкуснее они получатся.
Любителям острого не
обязательно сыпать в это блюдо перец. Лучше взять красный стручковый перец
(обязательно целый, без трещин!) и положить его в казан перед тем, как накрывать
крышкой. Сушеный перец – под лук, а свежий, если готовим летом – сверху. Хорошо
пропарившись в луковом соке, даже сушеный перец станет мягким и мясистым. Потом
можно будет надорвать перчик со стороны носика и выдавливать из него понемногу
острую мякоть.
Ну вот. Прошло тридцать – сорок минут? Или даже час?
Открываем! Скорее всего, миска окажется плотно зажатой в казане. Тогда,
удерживая казан одной рукой (с полотенцем, разумеется, чтоб руки не обжечь!),
ударим шумовкой по миске с другого краю. Опять нужна осторожность: из казана
вырвутся струи очень горячего пара, как бы нам не обжечься!

Какая такая зира? Что еще за
кумин?

ЗИРА –
специя, произрастающая в Средней Азии, Индии и Иране. Внешне очень похожая на
тмин, что часто приводит к путанице во многих кулинарных книгах, особенно
переводных, где зира именуется то на английский манер кумином, то на немецкий –
индийским тмином. Порою горе-переводчики, переводя индийские рецепты, и вовсе
опускают прилагательное «индийский» – оно им кажется ни к чему, раз уж речь идет
об индийской кухне – и оставляют в рецепте один только «тмин». Компиляторы,
составляющие книжки про «тысячу и один рецепт», разумеется, не учитывают этот
момент и в результате по свету гуляет множест во азиатских рецептов, где к
мясным блюдам добавляется тмин. Но для индийских мясных (и не только) блюд в
различных смесях специй применяется в основном зира, в то время как тмин большей
частью употребляется при выпечке и в овощных европейских блюдах. Стоит ли
говорить, насколько разные они по вкусу и аромату?
Поэтому, если вы
читаете индийский или даже просто азиатский рецепт с участием мяса или курицы,
то имейте в виду, что надо использовать не тмин, а именно зиру.
Итого,
название принятое для этой специи в Индии – «jeera», в Англии – кумин, в
Германии – индийский тмин, а в Средней Азии – зира. Давайте и мы ее в дальнейшем
так и будем называть – зира. Различают зиру черную и желтую. Последняя поступает
к нам из Ирана и Индии, часто в молотом виде, и продается в любом приличном
супермаркете. В узбекских пловах употребляется мелкая, черная зира, которая в
диком виде растет в горах Таджикистана и Киргизии. Можно, конечно, употребить в
узбекский плов и индийскую зиру – крупную и чистую, но следует иметь в виду, что
по вкусу и аромату эти два вида зиры различаются так же, как, скажем, могут
различаться яблоки сортов джонатан и антоновка.

Снимем
миску в сторону, добавим огня под казаном до уровня чуть выше среднего и
немедленно начнем перемешивать лук и ребрышки. Попробуем, достаточно ли соли –
если что не так, самое время досолить. И подождем, помешивая еще немного –
минуты две-три, пока влага чуть-чуть выпарится, а та, что останется, загустеет
до консистенции соуса [5].
Выкладываем на блюдо! Хотите
посыпать зеленью? Посыпьте!
И подаем!
Знаете, то, что мы
приготовили, обычно едят свежими, горячими лепешками. Вот не «со свежими
лепешками», а именно «лепешками». Отламывают кусочек лепешки, ухватывают им
кусочек мяса с мягким вкусным луком золотисто-коричневого цвета и отправляют в
рот. А мякиш лепешки пропитывают получившимся соусом. И тоже отправляют в рот. И
так много раз. В конце концов, блюдо, на котором подавали ребрышки, уже и мыть
не надо будет, а пальчики – и подавно!
Да. А про казан-то не забыли?
Вот как только его опустошили, так тут и надо было залить в него кипяток, и
пусть бы постоял он еще немного на огне. А потом тряпочку – на шумовку, и
протерли этой тряпочкой весь казан. Если где чего прилипло – отскребли и слили
воду с остатками пищи. И еще раз – теплой водой и чистой тряпочкой. И маслом
смазать его не забыть и… далеко не убирать! Он нам очень скоро снова
понадобится!
Давайте еще раз вернемся к рецепту бараньих ребрышек с
луком, для того чтобы понять и разложить по полочкам, что же именно мы по ходу
его исполнения делали, какие кулинарно-казанные действия, так сказать,
производили и как нам их в дальнейшем называть.
На первом этапе мы
разогревали казан. Для приготовления многих блюд это действие абсолютно
необходимо, поэтому когда я в следующий раз скажу «разогреем казан», то
подробности уже опущу.
Но, между прочим, есть и такие блюда, при
готовке которых продукты укладываются не в прогретый, а в абсолютно холодный
казан.
На втором этапе вытапливали сало (иногда это действие может
заменяться прокаливанием какого-либо растительного масла).
На третьем
этапе обжаривали мясо на большом огне. Это очень распространенный прием в
среднеазиатской кулинарии. Правильно обжаренное мясо имеет особую фактуру в
готовом блюде, и, между прочим, именно оно придает готовому кушанью особенный,
«узбекский» вкус. Правильно обжарить – значит обжарить мясо с корочкой.
Некоторые делают типичную ошибку: кладут слишком много мяса в небольшой казан
или в казан, под которым недостаточной силы пламя. Тогда мясо, не успев
обзавестись корочкой, начинает выпускать сок и в этом соке тушится, превращаясь
совсем не в то, что нам надо. Другие впадают в иную крайность и жарят мясо едва
ли не до черных угольков. Это тоже неправильно! Правильно обжаренное мясо имеет
коричнево-золотистый цвет, имеет снаружи некоторую корочку и весьма сочно
внутри. Самое главное – правильно обжаренное мясо вкусно, приятно пахнет и
радует глаз – вот на это и ориентируйтесь!
На четвертом этапе мы
опустили лук в казан и плотно закрыли его крышкой – металлической миской. В луке
содержится очень много сока, который сразу начнет выделяться. Сок будет попадать
на дно казана, где очень горячо, и испаряться. Пары будут оставаться под плотной
крышкой. Таким образом, внутри казана образуется горячий пар, который
естественным образом внутри казана циркулирует. Это действие в узбекской
кулинарии называется «думляш» – в буквальном переводе на русский язык
«запаривание». Да, на первый взгляд это напоминает тушение, да и на самом деле,
то, что находится внизу казана, в соках продуктов, именно тушится. Но все, что
находится в верхней части казана, готовится на пару. В предыдущем рецепте это
была часть лука, но что мешает нам в следующий раз положить в казан что-нибудь
еще? Однако, это будет уже другое блюдо, о котором мы позднее обязательно
поговорим. Пока запомним, что запаривание – довольно часто используемый
кулинарный прием для всех кухонь всех среднеазиатских стран.

Глава 2. ПЕРВЫЕ ШАГИ ВОКРУГ

НУ ЧТО? ВОТ КАЗАН НАШ ГОТОВ?

С чего начнем? С плова? Э, нет,
подождите. Давайте сначала освоимся с казаном, посмотрим, что он умеет делать и
что мы с ним умеем делать. А плов наш никуда не денется, мы до него еще
доберемся.
Перво-наперво, мы должны запомнить, что в подавляющем
большинстве случаев казан требует хорошего разогрева перед началом готовки. Ну,
посмотрите: такая масса металла, прежде чем она начнет жарить что-то, она же
сама должна разогреться, правда?
Поэтому давайте сначала поставим казан
на огонь. Не на самый сильный, а на средний такой огонь. Пусть казан
нагревается. Помните, в прошлый раз мы смазывали его маслом, прежде чем убрать в
шкаф? Пусть это масло в его порах прогреется как следует. Нальем в казан
стакан-другой холодной воды и дождемся, когда она закипит. Кипящая вода и
пузырьки пара, поднимающиеся со дна, заставят всплыть остатки масла из пор
казана. Казан прокипел – теперь можно воду слить. Если казан большой, – тот, что
на даче – не обязательно ворочать его руками. Можно просто вычерпать, выплеснуть
воду половником или шумовкой. А те несколько капель, что останутся в казане,
весело выкипят и сами.
Возьмем чистую тряпочку и вытрем остатки соли
или накипи из казана, если таковые образовались. И еще чуть-чуть нагреть! Вот
теперь казан готов. Самое время, чтобы опустить в него… курдючное
сало.
Да, дорогие читатели! Должен вам заметить, что без хорошего
курдючного сала и казан порою кажется вещью не слишком нужной в хозяйстве.
Абсолютное большинство блюд готовятся при участии этого самого курдючного
бараньего сала. К этому салу и его замечательным свойствам мы еще не раз
вернемся, а пока я вас просто прошу: раз уже премьера у вашего казана, то
давайте его побалуем именно курдючным салом? Пусть будет в этом немного от
шаманства, не постесняемся вложить в это действие некий сакральный смысл. Ведь у
нас сегодня праздник – новый казан! Нам-то, как водится, грамм по пятьдесят, а
казану? А казану – бараньего сала!
Сколько? Как? Об этом – в нашем
первом рецепте. Итак, действующие лица: вы, я и ваш новый казан.

Курдюк

БЫВАЮТ
бараны обыкновенные, распространенные в России, Европе и даже в Новой Зеландии,
у которых сзади болтается небольшой, симпатичный хвостик. А бывают бараны
курдючные, у которых вместо хвоста растет солидных размеров шар, который из-за
его огромных размеров и попой-то назвать неудобно, так и просится сюда слово
погрубее! Но мы не станем увлекаться терминами, тем более что название для этого
прекрасного во всех отношениях места уже имеется – курдюк.
Курдючные
бараны нескольких различных пород, широко распространены в Средней Азии и на
Кавказе, где таких баранов называют «карабахскими».
Курдючный баран уже
многие века служит для жителей Средней Азии источником как мяса, так и
практически единственного кулинарного жира, используемого в их традиционной
кулинарии. Поэтому в Средней Азии за века селекции вывели таких баранов, у
которых курдюк подчас весит столько же, сколько все остальное мясо. Курдюк
зрелого среднеазиатского барана целиком состоит из одного только сала и весит от
5 до 30 кг.
Но курдючное сало в Средней Азии настолько ценится,
настолько его любят, что в Москву или еще куда его отвозят только самым дорогим
друзьям – в подарок. А на продажу, на экспорт его не остается – все потребляется
на месте. Но отчаиваться не стоит, потому что в города России весьма приличного
качества курдючную баранину привозят из Дагестана. В Германии и других странах
Европы курдючное сало стоит поискать в турецких лавочках, в Америке – в
афганских, а в Израиле о курдюке стоит поспрашивать у арабских
торговцев.
Однако если совсем нет курдючного сала, то это еще не повод
закрывать эту книгу на этом месте. Во-первых, не всем нравится вкус курдючного
сала, поэтому для первых шагов по кухне Средней Азии можно обойтись одним
растительным маслом (в этом случае лучше использовать рафинированные масла с
высокой температурой кипения), либо используя смесь растительного масла и
обычного сала, срезанного с баранины. Ведь можно и из обыкновенной, некурдючной
баранины выбрать мясо пожирнее и срезать с мяса все сало. Во-вторых, адекватную
замену курдючному салу можно создать самим, используя, к примеру, жир с
основания говяжьего хвоста в сочетании с растительным маслом. Хорошо бы для
вкуса добавить вытопленный жир из костного мозга, добытого из крупных говяжьих
костей.
Ну, а для тех, кто не привык к компромиссам, у меня есть один
секрет, касающийся способа вытапливания сала. Этим секретом со мной поделился
семидесятилетний бухарский еврей, а тому, в свою очередь, пятьдесят лет назад об
этом поведал девяностолетний старик-узбек. Конечно же, я считаю своим долгом
поделиться этим секретом со своими читателями!
Так вот: при
вытапливании бараньего сала его ни в коем случае нельзя перемешивать. Надо
нарезать сало кубиками, положить в горячий казан и оставить на довольно сильном
огне. После того, как нижний слой сала превратится в симпатичные,
желто-золотистые выжарки, весь комок (а кусочки сала слепятся в комок!)
перевернуть и дать дойти до того же цвета и второй стороне. После чего вынуть
выжарки из казана и употребить по прямому назначению, то есть закусить ими
холодную водку. В чем смысл этой хитрости?
Во-первых, при суетливом
перемешивании кусочки сала сами обжариваются и темнеют значительно быстрее,
меняя тем самым цвет находящегося в казане масла и придавая ему несколько
пригорелый привкус.
Во-вторых, если сало при вытапливании не трогать,
оно отдает масла значительно больше: может быть, до 85 % от своего
первоначального веса. Да и выжарки после этого получаются легкими для желудка и
приятно хрустящими на зубах. В самый раз для закуски!

Глава 1. КАЗАН

Глава 1. ОБРЕТЕНИЕ КАЗАНА

Когда-то
был у меня учитель. Не школьный учитель, а такой – по жизни учитель. Много чему
он меня научил, спасибо ему большое, но особо запомнилось мне одно его несложное
правило: «Хочешь делать что-либо хорошо – вначале создай
условия».
Давайте и мы начнем с того, что обсудим, как создать условия
для приготовления еды. Поговорим о самом необходимом. Важнейшая и необходимейшая
вещь – казан! Кухни народов Средней
Азии невозможно представить себе
без этого «шахиншаха кухни». Наверное, именно поэтому так много пословиц и
поговорок в Средней Азии о казане.
«Казан большой, но треснутый», – так
говорят о человеке, занимающем высокую должность, которая, однако, не дает ему
дохода.
«Пустой казан громче звенит», – вы и сами догадались, о ком
это.
«У лжеца казан не кипит», – тоже в толковании не
нуждается.
Да, но мы не о фольклоре собрались поговорить, а о кухне…
Так что давайте перейдем к делам практическим.
Нет
казана?
Надо покупать – это я без шуток! Утятницы, рыбацкие котелки на
треногах и даже так похожие на казан китайские воки с негодованием отвергнем.
Надо покупать именно казан.
Рынки и магазины предлагают сегодня массу
вариантов, так что потенциальный покупатель мучается больше вопросом «какой
казан купить», нежели «где достать». Вот с ответом на вопрос «какой» я и
попробую помочь.

ВЫБИРАЕМ

Прежде
всего надо определиться, где мы собираемся пользоваться казаном. То на даче –
над открытым огнем, а то в квартире – на обычной кухонной плите? Назовем такой
казан «гастролирующим». Или это будет казан исключительно для дачи, в котором мы
будем готовить только на открытом воздухе, на очаге? Стационарный, значит, в
этом случае необходим казан монументальный. Или нет у нас никакой дачи, а есть
обыкновенная газовая или даже электрическая плита, на которой и предстоит
готовить в исторически обозримом будущем? Тогда речь идет об относительно
облегченном, скромном по размерам и весу варианте…
Наиболее удобный
казан – это казан полусферической формы, с круглым дном: он может быть чугунный,
а может быть так называемый алюминиевый, из сплавов легких металлов. Однако на
газовую плиту его без особой подставки не взгромоздишь, а об электрической
конфорке и вовсе речь не идет. Этот казан может быть использован только на
очаге, и выходит, место ему лишь на даче, в загородном доме.

Тогда
уже стоит приобрести казан литров на 16 – 20 . Вы спросите: «А зачем мне такой
большой?» Во-первых, в большом казане всегда можно приготовить немного еды без
ущерба для качества.
А во-вторых… мало ли что? Да и не так уж это много
– 16 – 20 литров. Плова, например, в таком казане можно приготовить человек на
20 . Может ведь случиться, что вам потребуется накормить 20 человек?

Конечно,
лучше всего такой казан вмонтировать в стационарный очаг с навесом. Очаг лучше
сложить из кирпича, а саму камеру сгорания желательно соорудить из кирпича
огнеупорного, да еще очень важно сделать дымоход с хорошей тягой. Будет хорошо,
если вокруг казана, на уровне его краев, будет небольшая площадка. На ней удобно
расположить подготовленные продукты, приправы и подсобную посуду. Если есть
возможность, то не будет лишним провести и газ в такой очаг. Не то чтобы я
предлагал полностью готовить на газе, нет! Но если есть газ, удобнее вначале
зажечь его, а потом уже укладывать дрова поверх горелки. Когда требуется быстро
добавить или убавить силу огня, то сочетание газа и дров очень удобно, а при
приготовлении блюд, требующих длительного несильного огня, газ незаменим. И,
разумеется, горелку надо сделать пошире, чтобы она охватывала пламенем как можно
большую часть дна казана. Вообще казан должен сидеть в очаге на две трети своей
глубины, а дрова – лежать на таком расстоянии от дна посудины, чтобы оно все
было объято языками пламени.
Если устроить такой стационарный очаг по
тем или иным причинам не получается, советую сделать переносной очаг из железной
бочки или отрезка трубы большого диаметра. Для отвода дыма можно сделать прорези
в верхней части этого сооружения, как показано на фотографии, а лучше сделать
дымоотвод в виде перевернутой буквы Г в его задней части и укрепить легкую
жестяную трубу типа самоварной. Еще лучше, если у очага будут дно и ножки, чтобы
не наклоняться к казану слишком низко.
Хорош ли ваш очаг, легко
проверить – в казан следует налить воду и развести под ним огонь. Чем быстрее
закипит вода, чем равномернее будут распределены пузырьки пара на кипящей
поверхности, тем лучше и вкуснее будет получаться в таком казане и плов, и любое
другое блюдо.
Кирпичный или металлический очаг можно сделать не только
для большого казана, но и для экземпляра на 7 – 8 литров, того, что мы с вами
условно назвали «гастролирующим казаном», форму нашего «гастролера» надо
подбирать с учетом особенностей плиты в квартире. Вот такое, слегка спрямленное
дно, как изображено здесь, сгодится как для открытого пламени очага, так и для
газовой плиты. Конечно, будет очень хорошо, если при форме казана с широко
раскрытыми стенками это будет именно чугунный казан. При готовке на плите его
массивность позволит прогревать всю внутреннюю поверхность более-менее
равномерно.

А если
использовать казан только на плите, то удобнее такой, у которого дно
спрямленное, а стенки почти параллельны друг другу. Ничего страшного не
случится, если казан будет алюминиевый. Если стенки и особенно дно алюминиевого
казана достаточно толстые, в нем будет так же удобно готовить, как и в
чугунном, – у вас ничего не пригорит. А несколько меньшая тепловая инертность
(из-за меньшего веса самого казана) очень пригодится при готовке на
электроплите. Наверное, вы замечали, что после того, как на электроплите
убавляется нагрев, она еще изрядное время продолжает греть довольно сильно – это
и называется тепловой инертностью.
Разговоры о том, что из алюминиевого
казана в пищу будут попадать какие-то ядовитые окислы, – не более чем слухи. На
поверхности алюминия довольно быстро образуется очень твердая и прочная пленка,
так что никакой химической опасности алюминиевый казан для вашего здоровья не
представляет. Пьют же во всем мире, и с большим удовольствием, пиво из
алюминиевых банок!
Кстати, еще раз о размерах казанов для газовой или
электрической плиты. Объем 7 – 8 литров является самым подходящим для средней
семьи. Например, в таком казане можно сварить плов человек на 6 – 8 , причем
накормить тем пловом едоков до отвала. А если пожадничать с размером посуды и
затеять разом большее количество того же плова, его очень трудно будет
приготовить при силе пламени стандартных горелок – не хватит их теплоотдачи. А
значит, придется искать отдельную, мощную горелку, специально покупать газовый
баллон, городить дополнительную плиту возле основной… Зачем нам эти
проблемы?

ПОКУПАЕМ И НАЛАЖИВАЕМ

Но вернемся к покупке казана. Куда все-таки за ним отправиться?
Можно, конечно, поискать по хозяйственным магазинам – там иногда попадаются
чугунные эмалированные штуковины, по форме более или менее похожие на казаны.
Иногда они бывают и страшно дорогие, итальянские или французские, изысканных
силуэтов, ярких окрасок… Скажу честно, мне они доверия не внушают. Ну не
приспособлены они для приготовления настоящих азиатских блюд. А вот уж что ни в
коем случае не должно вас прельстить, так это тонкостенные казаны из
неизвестного металла, покрытого тефлоном. Лучше на любом рынке подойдите к
выходцам из Средней Азии – вам непременно помогут и предложат правильный казан.
Обязательно обратите внимание на внутреннюю поверхность казана – она должна быть
ровной, по возможности без заметных раковин и наплывов, которые не только
говорят о невысоком качестве литья, что может однажды выйти боком, но еще и
страшно усложняют уход: мыть такой казан, особенно «подгоревший» – одно мученье.
И обязательно надо упорно поторговаться – запас по цене у этих продавцов
огромный. Если вдруг вам предложат чугунный казан, уже бывший в употреблении, –
берите не задумываясь: с ним гораздо меньше хлопот, чем с новым, а послужит он
еще и вашим внукам. Если же казан будет новым (алюминиевый – абсолютно белый,
чугунный – абсолютно черный, может быть кое-где и с пятнами ржавчины), его надо
предварительно обработать, иначе готовить в нем нельзя.
На поверхности
нового казана всегда есть немного машинного масла – его используют при литье,
чтобы чугун или алюминий отлипали от формы. Для удаления масла казан следует
поставить на огонь на несколько часов, чтобы все масло прогорело. Не забудьте
открыть пошире окна и закрыть дверь на кухню! Слишком сильного огня не
разводите: особенно осторожным надо быть с алюминиевым казаном – он может и
расплавиться, если его надолго оставить без надзора.
Теперь возьмем
грамм 500 растительного масла (можно уже однажды использованного для
какого-нибудь фритюра), нальем в казан, очень сильно разогреем и убавим огонь до
уровня ниже среднего. Надо подождать, пока под действием кипящего масла
поверхность казана приобретет жаркий красноватый оттенок. Но не надо раскалять
сам металл докрасна! После того как дно стало таким, как нам надо, повернем
казан набок (если он шарообразный, это сделать легче) и прокалим его с этой
стороны. Постепенно обработаем поочередно все бока тем же методом. Теперь дадим
маслу полностью остыть и выльем его. После этого казан следует окончательно
остудить, тщательно помыть теплой водой и вытереть тряпочкой.
Вот
теперь ваш инструмент готов к службе на долгие годы, возможно, на всю вашу
жизнь. Никогда в нем не пригорит мясо, ничто не прилипнет ко дну, и все, что вы
станете готовить, будет получаться необыкновенно вкусным и
красивым.
Однако подготовка казана – довольно долгий процесс, который
может растянуться на несколько часов. Не исключено, что за это время вас посетят
пожарные – дымить будет нещадно! А не лучше ли дождаться дачного сезона и
сделать дело на свежем воздухе? Вынести плиту с газовым баллоном на двор – и все
дела!
С чугунными казанами следует обращаться особенно бережно: после
каждого приготовления еды убирать из казана остатки еды и промывать его теплой
водой, без каких-либо моющих средств. Затем в чистый казан налить немного воды и
прокипятить ее. Слить воду с остатками жира, вытереть насухо, и протереть казан
масленой салфеткой – вот теперь его можно убирать! Если чугунным казаном не
пользоваться продолжительное время, на его стенках может выступить ржавчина. В
этом случает казан снова надо немного прокалить и протереть
маслом.
Если в вашем казане кто-то готовил, не соблюдая всех правил,
может случиться так, что пища в нем начнет пригорать.
Такой казан
сначала надо раскалить, всыпать килограмм соли, при этом открыть широко окна и
поставить вентилятор. Помешивая иногда соль, следите, чтоб казан не перегрелся.
Примерно через час соль станет бурой. Теперь надо ее высыпать, дать казану
остыть, а потом снова прокалить в нем масло.
С алюминиевыми казанами
обращаться проще, нежели с чугунными, но одна только фраза «Я готовлю в
настоящем чугунном казане» вызывает неподдельное уважение со стороны людей
понимающих.

Сталик Ханкишиев Казан, мангал и другие мужские удовольствия

 Сталик Ханкишиев
Казан, мангал и другие мужские удовольствия
 
Stalic явился к нам из всемирной Сети. Вот уже больше пяти лет, как он – что называется, «гуру» русского гастрономического интернета, звезда и легенда самых популярных кулинарных сайтов и форумов. На самом деле за псевдонимом Stalic скрывается живой человек: его зовут Сталик Ханкишиев, и живет он в Узбекистане, причем даже не в столичном Ташкенте, а в уютной, патриархальной Фергане. И никогда не скажешь, что в этом человеке – столько страсти, столько веселого, бурлящего жизнелюбия. Сталик – совершеннейший самоучка, блистательный дилетант, но он действительно потрясающе готовит, замечательно об этой своей готовке пишет и совершенно умопомрачительно фотографирует то, что получается.
Его книга – ни в коем случае не сборник рецептов узбекской кухни, не путеводитель по кухне среднеазиатской или даже, шире, по кухне восточной. Это приглашение взглянуть на мир глазами увлеченного, талантливого и щедрого человека, которому довелось проникнуть в древнюю и прекрасную культуру, напоенную ароматами таких разных стран и обогащенную традициями таких разных народов. Эта кухня яркая, пряная, веселая, изысканная, и в то же время простая. Такая, каков сам Сталик, и какова его «жизненная философия».

Петр Вайль. Сталик с нами

Книга – мало того, что исключительно познавательная и полезная, мало того, что очень увлекательная. Это обаятельная книга. Начиная с самого первого слова на обложке: кажется правильным, что имя автора звучит на русский слух уменьшительно-ласкательно. С автором и с книжкой сразу входишь в доверительные отношения – разумеется, потому, что это он, Сталик, такой задает той.
Все для тебя, детально и доходчиво, подробностей автор не жалеет, точно и справедливо понимая, что в кулинарном деле только подробности и имеют значение. Ведь общие пищевые соответствия схватываются быстро, расклад ингредиентов можно взять в справочнике, порядок действий соблюсти скрупулезно, но еда при этом окажется несъедобной. Сталик отдает должное вдохновению и одаренности, но ставку делает на знания и труд. Оттого и начинает издалека – не с самой готовки, а с выбора посуды. «Обязательно надо упорно поторговаться – запас по цене у этих продавцов огромный. Если вдруг вам предложат чугунный казан, уже бывший в употреблении, – берите не задумываясь: с ним гораздо меньше хлопот, чем с новым, а послужит он еще и вашим внукам».
«Внуки» – прямо или косвенно – возникают постоянно. Готовка еды – дело жизни: не только в непосредственном значении слова, но в самом высоком метафизическом. Казан – один из инструментов (Сталик так и называет его – «инструмент») продолжения рода человеческого. Причем продолжения наиболее достойным образом.
Еда – народная традиция, народный характер, народная суть. Сохранение и обогащение кулинарных навыков – задача, без всяких преувеличений, социально-нравственная.
Помимо сочащегося с каждой страницы собственного опыта автор ссылается на первоисточники: «Этим секретом со мной поделился семидесятилетний бухарский еврей, а тому, в свою очередь, пятьдесят лет назад об этом поведал девяностолетний старик-узбек». После чего, изложив древний способ вытапливания бараньего сала, Сталик добавляет свой ноу-хау, на который с неодобрением, видимо, глядят из райских кущ те старики, но мы-то принимаем с восторгом: «Вынуть выжарки из казана и употребить по прямому назначению: то есть закусить ими холодную водку».
Водка в книге Сталика проходит как междометие, вроде и ни к чему по сути, но приятно крякнуть и вздрогнуть: «Хорошо бы к печенке еще и горячих лепешек: их просто вот так обмакнуть в соус – и в рот. Ну и водочки, конечно, из морозильника. А как же?»
Первостепенное – куда действеннее пушек и прочих цивилизаторских орудий – значение русской водки для освоения южных и восточных пространств еще недооценено. На Кавказе водка натолкнулась на местное вино, но Средняя и особенно северная Азия были покорены безусловно. По сути, бутылка оказалась единственной точкой схода ни в чем не схожих укладов. Так и получилось, что «выжарки из курдючного сала – одна из лучших закусок к русской сорокаградусной». Потому у Сталика легко пробрасывается: «Водочку во второй раз начинают пить еще в ожидании плова…» – указано под что, но тут же незыблемо: «Возлияния прекращаются незадолго до выноса плова. Это правило строгое, и исключений оно не терпит». Не совсем разложился мусульманский мир: плов держит.
С подлинным драматургическим чутьем автор чередует бытовые пассажи с энциклопедическими вставными главками – скажем, о сортах риса. Девять сортов описаны подробно – чем хороши, для каких блюд особо выигрышны, как готовить.
Все тем более убедительно, что сопровождается авторскими снимками сотворенных им блюд. Изображать еду – вызов, не преодоленный со времен голландских натюрмортов XVII века. В быту мы знаем: что вкусно – то красиво. Но как часто на иллюстрациях это соответствие пропадает. Сталик умеет и показать: его картинки источают аромат.
От переполняющих сведений, от трепета перед красотой – вкусовой и зрительной, от благоговейного отношения к предмету автора даже иногда заносит в высокий стиль. В теме люля-кебаба «слова из Библии почему-то вспомнились» – и цитата. Но сочетание Библии и люля-кебаба не коробит, скорее с почтением отмечаешь поэтический слух, уловивший перекличку одних и тех же согласных в двух столь разных словах.
Однако общая интонация книги – простодушно-разговорная, чтобы читатель понял, как не только приготовить бараньи ребрышки с фасолью и зеленью, но и что делать потом: «Все съев, гости пьют из тонких стеклянных стаканов черный чай, заваренный под цвет „хвоста петуха“, с мелко наколотым сахаром, и играют в нарды». Ну, понятно, не эспрессо же пить, поигрывая в бейсбол. Вот с цветом хвоста бы не ошибиться.
Цель – доходчивость. Объясняя, как насаживать шашлык, Сталик пишет: «Если обозначить мясо „О“, а сало – буквой „X“, то на палочке у нас должно получиться „ООХОХОО“. Если и дальше сделаем все правильно, то именно эти звуки и будут издавать едоки: „оох-о-хоо!“» Запоминаем.
А уж как полезен совет для переевших: «Вместе с зеленым чаем несчастному следует дать тонко порезанного и промытого репчатого лука, спрыснутого уксусом».
Разгоряченный жаром плиты, автор не только заботлив, но и страстен. Есть вещи, через которые он не может, не хочет и никому не советует переступить. Главный враг Сталика – мясорубка: «Одного никак понять не могу: для чего бог позволил людям сотворить мясорубку?» Здесь он поднимается до истинных художественных высот: «Видали вы людей, радостно крошащих телячью вырезку на мелкие кусочки, а потом давящих ее в этой мясорубке-соковыжималке? Скажите мне? Ну, тех самых, что сильно потом огорчаются из-за того, что фарш у них получился – в мантах или пельменях, скажем, – несколько сухим? В жизни я таких людей не видел, но в интернете – встречал».
Сталик и морковку для плова не велит натирать на терке (тем более – запускать в кухонный комбайн), но только резать. Что же до мяса, если измельчать его чем-нибудь, кроме ножа, то остаются «тряпочного вида раздавленные волокна». Только нож оставляет сок в мясе. Должны же быть принципы.
Например, есть плов можно или ложкой, или руками. «Но только не вилкой! Есть плов вилкой – оскорблять повара: дело в том, что хорошо получившийся плов должен быть рассыпчатым», а сквозь вилку рассыпчатый плов будет рассыпаться, справедливо указывает Сталик.
Вот от такого, а не от цифр ингредиентов, возникает доверие, без чего нет смысла раскрывать кулинарную книгу. От прорвавшихся чувств, когда из добросовестности указав более дешевые сорта продуктов, автор почти жалобно заклинает: «Честно говоря, я надеюсь, никого из наших читателей не интересует, как сэкономить на питании за счет его качества».
При этом Сталик прочно, как врытый мангал, стоит на земле, зная, с кем и с чем имеет дело: «Шашлык можно приготовить практически из любого вида мяса, рыбы или птицы и практически с любым видом приправы и даже вовсе без нее. Не бывает „неподходящего“ мяса, „неудачной“ приправы, а бывают неправильно подобранные в данном конкретном случае методы разделки мяса, маринования и приготовления».
Очень важный пассаж. Сталик оглядывает весь гастрономический горизонт в целом. Тут и виден настоящий мастер, который, в отличие от мелкого любителя с его тщательно пестуемой узостью («мариную только в лимоне!»), обладает широтой взгляда: все дело лишь в знании и мастерстве. Представим себе Пушкина, заявляющего: «Пишу только сонеты». Такой Пушкин нам не нужен.
Подкупающую и на диво современную глобальную широту на каждом шагу демонстрирует этот житель ферганы. Сталик, впрочем, объясняет свой гастрономический экуменизм исторически: «В Средней Азии живут чрезвычайно кулинарно восприимчивые люди. За сто с небольшим лет тесных контактов с Россией и ее народами здесь переняли массу русских, украинских, татарских и даже корейских блюд… Тысячелетиями государства Средней Азии граничили и имели самые тесные связи с Персией и странами Ближнего Востока…» И дальше – о китайских, уйгурских, дунганских, индийских влияниях.
У Сталика в одном месте элегантно вплетена даже идея кулинарного восстановления рухнувшей империи. Он рассказывает, как однажды между Бухарой и Самаркандом каракалпаки его накормили несравненным джизом (есть такое блюдо из барашка с музыкальным названием – о нем, как и обо всем, рассказано подробно). Восхищенный Сталик принялся расспрашивать, каракалпаки стали делиться секретами, а потом вдруг спросили: «Скажи, начальник, а СССР еще будет?» Прямой переход от джиза к Союзу – более чем логичен. Если и осталась где бывшая империя – так на столах.
С высоты понимания и умения Сталик позволяет себе почти ересь: «Уж лучше приготовить из хорошей свежей свинины, чем готовить из абы какой да перемороженной говядины, или не готовить вовсе». И так во всей книге – сочетание традиционности с космополитичностью. Отдельная главка – о еврейской кухне в Средней Азии. Отдельно – объединение традиций плова и кус-куса, то есть мостик аж в Северную Африку. Не зря же последняя глава называется «Дастархан на перекрестке цивилизаций».
Кстати, оглавление – само по себе захватывающее чтение, хоть выпускай его отдельным изданием. «Обретение казана», «Выбираем и налаживаем», «Лакомые кусочки – что остается от барашка?», «При чем тут картошка?», «Халтадаги савот, или «Субботний плов в мешке», «Кстати, о переедании», «Люля-кебаб в мундире», «Говяжий стейк на узбекский манер»… Все это хочется – и надо! – немедленно прочесть и встать к плите (казану, мангалу). Кулинарные книги делятся на те, по которым удобно готовить, и те, которые интересно читать. Лучшие – сочетание того и другого. Эта – из самых лучших.
Петр Вайль – писатель и журналист, радио – и телеведущий, лауреат престижных литературных премий. Автор популярнейших книг «Гений места» и «Карта родины». В соавторстве с Александром Генисом им написаны бестселлеры «Русская кухня в изгнании» и «Родная речь», многократно переиздававшиеся в США и России, а также «60 – е: Мир советского человека», «Американа» и др. Автор сценария и ведущий телесериала по мотивам книги «Гений места», с большим успехом прошедшего на телеканале «Культура» в 2005 – 2006 годах. Историк и исследователь русской культуры, увлеченный путешественник и политический комментатор, Петр Вайль известен также как знаток и ценитель гастрономического искусства.

Борис Бурда. Собственные удовольствия

Со Сталиком Ханкишиевым и его рецептами я познакомился очень просто. Однажды на адрес моей кулинарной телепрограммы пришло электронное письмо с рецептом. Писем я получаю немало, стараюсь побыстрей их прочесть и решить, что с ним делать дальше. А вот с этим так не получилось – прочел, посидел немного и перечел пару раз. Просто для собственного удовольствия.

Для моей передачи рецепт был чуток длинноват – с удовольствием его бы подсократил, да вот рука не поднималась: нет ничего лишнего. Зато все маленькие секреты, которые могли бы действительно помешать начинающему кулинару, аккуратно раскрывались с толковыми пояснениями, точными деталями и мягким юмором, делающим даже для капризной примадонны вроде вашего покорного слуги совершенно необидным тот факт, что его учат тому, чего он не знает.
Собственно, меня и не учили, а также не инструктировали, не дрессировали и не строили в две шеренги – мне рассказывали интересную историю, которую хотелось пережить еще и в качестве действующего лица. Историю о плове – не о тарелке еды и не о рисовой каше с мясом, а о великом блюде, этнокультурном признаке грандиозной и древней цивилизации, с которой мы были знакомы преступно мало, даже когда проживали в одной стране, а теперь что уж говорить… Когда я прочел рецепт до конца, я не просто узнал что-то новое – я еще и постиг, и пережил, и почувствовал, не говоря уже о том, что остро захотелось тарелочку-другую плова именно по этому рецепту.
И еще одно четко помню – мысль о том, что если бы продавалась книжка таких рецептов, взял бы не только себе, но и всем друзьям, чтоб тоже получили удовольствие. Кстати, после передачи меня спрашивали: «А книжка рецептов у него вышла?» Теперь можно ответить, что вышла – да еще и с какими фото, сам автор делал, с трудом удерживаешься от того, чтоб не вырвать страницу из книги и не сожрать без хлеба и даже без зеленого чая. Полная иллюзия, что пахнет не типографской краской, а нежным мясом и ароматными пряностями, и рука не поднимается перелистать страницу, хотя и понимаешь, что дальше не хуже, но и с этим расстаться трудно… В общем, вах-вах-вах! – как много в этом слове для сердца нашего слилось… Вам-то хорошо – раз вы это читаете, книга у вас в руках. А для друзей? Не упустите случая их порадовать, а то пожалеете потом!
Борис Бурда – писатель, поэт, телеведущий, один из ветеранов и наиболее популярных игроков телевизионного клуба «Что? Где? Когда?», а также интеллектуального телечемпионата «Своя игра». На Украине – а теперь все больше в России – Борис Бурда известен еще и как яркий, остроумный «гастрономический публицист», знаток истории кулинарного дела, собиратель разнообразнейших кулинарных традиций, обыкновений, технологий, секретов и просто рецептов. Вот уже несколько лет на украинском телеканале «Интер» идет чрезвычайно популярное «кулинарно-культурологическое шоу» под названием «Вкусно с Борисом Бурдой».

Предисловие автора

Я знаю массу людей, влюбленных в плов и шашлык. И не знаю ни одного мужчины, втайне не мечтающего научиться их готовить лучше всех – хотя бы среди своих друзей.

Понятное дело, у нас, мужчин, много дел, мы порою допоздна заняты на работе. Поэтому мы можем посвятить кулинарии один, ну, максимум, два дня в неделю, – иными словами, в выходные готовы встать у плиты, у очага с казаном и, даже с еще большим удовольствием, у мангала. Поэтому, как правило, большинство мужчин кулинары не домашние, а скорее дачные.
Вот эта дачная кулинария, кулинария на свежем воздухе, кулинария выходного дня, если честно сказать, уж точно – дело абсолютно мужское. Ну, в самом деле, разве ж это для женщины: погожим летним днем отправиться на рынок, выбрать и закупить самые правильные продукты у давно знакомых мясников, зеленщиков и продавцов специй, наточить ножи, порезать мясо, наколоть дрова, развести огонь, приготовить шашлык, а то даже и плов, собрать друзей и угощать их?
Нет уж, дорогие женщины. Такие тяжелые обязанности на ваши хрупкие плечи мы возложить не можем. Оставьте их нам, пока не поздно!
Вместе с тем надо заметить, редко найдется мужчина, который не знал бы заветного рецепта самого настоящего шашлыка, рассказанного одним армянином (узбеком, казахом или кем-нибудь еще)… Или который бы честно признался: к плову я вообще не знаю, как подступиться, а что касается других восточных блюд, то все это мне и даром не нужно.
Всем где-то и когда-то об этом много раз уже рассказывали, всё объясняли и, может быть, даже и показывали. Но мало ли что мы видели и слышали в жизни? Всего ведь не упомнишь!
Вот для таких случаев – ну когда вы вдруг что-то подзабыли, а о чем-то просто еще не успели узнать – эта книга и предназначена. Пусть она будет неким путеводителем по восточной кухне для увлеченных и неленивых мужчин. Пусть кому-то она напоминает хорошо уже известные, прописные истины, а кого-то пусть научит чему-то новому или даже вдохновит на создание своих собственных кулинарных шедевров.
Здесь надо сказать, что я – автор этой книги – отнюдь не профессиональный кулинар, а просто любитель. Ну вот люблю я с чувством, толком, расстановкой приготовить угощение и собрать вокруг него друзей. Этому моему увлечению уже много лет, и много чего накопилось в моем багаже. Я очень надеюсь, что количество таки переросло в качество – ну да об этом судить читателю.
Кроме всего прочего, мне очень повезло – как минимум, в географическом и гастрономическом отношении: я родился и живу всю свою жизнь в Средней Азии, в Узбекистане. Разумеется, кухня Средней Азии наложила отпечаток на мои кулинарные взгляды и на мой кулинарный репертуар.
Гастрономия Средней Азии поразительно богата не только потому, что накопила свои собственные кулинарные традиции, по и благодаря весьма интересному в этом отношении соседству. Обитатели Средней Азии всегда оказывались на перекрестке торговых путей и сами довольно часто пускались в дальние странствия. Были ли это паломничества к святым местам или путешествия купеческих караванов – каждый раз домой привозились специи, приправы, новые продукты, а вместе с ними новые кулинарные впечатления и рецепты.
Конечно, из привнесенных блюд многое не приживалось, что-то адаптировалось и видоизменялось в зависимости от местных условий, вкусов и обычаев. Но в результате смешения самых разных кулинарных традиций Средняя Азия выплавила свою, уникальную кухню, которая ныне покоряет сердца люби гелей кулинарии во многих странах. Могу сказать, что я ничем не отличаюсь от своих предков – точно так же, как и они когда-то, люблю готовить наряду с нашими национальными блюдами традиционные блюда соседних народов. И мне очень бы хотелось не только донести до своих читателей красоту и великолепие современной среднеазиатской кухни, но и по мере возможности развивать ее.
Вообще надо сказать, что в Средней Азии живут чрезвычайно кулинарно восприимчивые люди. За сто с небольшим лет тесных контактов с Россией и ее народами здесь переняли массу русских, украинских, татарских и даже корейских блюд. Никого теперь не удивят в меню ташкентского ресторана или кафе русская солянка, татарские беляши, корейское кук-си, крымские чебуреки, украинские вареники и борщ. Правда, исполняются все эти блюда с легко уловимым среднеазиатским акцентом.
Тысячелетиями государства Средней Азии граничили и имели самые тесные связи с Персией и странами Ближнего Востока. В древности Персия была центром кулинарной мысли Востока – легенды о яствах персидских властителей можно найти в литературных памятниках самых разных стран. Надо ли говорить о том, как сильно Персия повлияла на кулинарию Средней Азии?
Деловые контакты с Китаем привели к кулинарной революции едва ли не по всему миру: спагетти и макароны надолго овладевали воображением поваров в Италии, а пельмени стали русской национальной едой. А Средняя Азия не прекращала контакты с Китаем ни на день. Даже рис, без которого теперь невозможно представить себе нашу кухню, был завезен из Поднебесной всего-навсего пару тысячелетий назад. Тюркские народы из Китая – уйгуры и дунгане – привнесли за последние двести лет в кухню Средней Азии столько, что впору спросить: «А что же здесь до них-то люди ели?»
Индия во все времена манила ароматами и вкусом своих пряностей купцов со всего мира. Огромные армии могущественных империй сражались за ведущие к ней торговые пути и доступ к ее сокровищам, среди которых самыми ценными во все времена считались специи, приправы и сама ее кулинария. Конечно, Индия тоже всерьез повлияла на среднеазиатскую кухню.
Так что кулинарная цивилизация, в центре которой я родился, вырос и живу, фантастически богата, и изучать ее мне, наверное, никогда не надоест. От всей души надеюсь, что россыпи драгоценностей, которыми щедро одаривает кулинария Средней Азии, увлекут и вас.
Кстати, все фотографии в этой книге сделаны мною с тех самых блюд, что я своими руками приготовил на собственной кухне и которыми поделился когда-то с родными и друзьями. Все настоящее – никаких монтажей, коллажей и имитаций. Думаю, что эти простые и наивные картинки сделают мои объяснения понятнее и помогут читателю представить, как должны выглядеть некоторые из блюд в готовом виде и на разных важнейших этапах их приготовления.
Одним словом, от любителя – любителям. С пожеланием успехов и радости от нашего общего увлечения – кулинарии.
ваш Сталик

www.000webhost.com